6 апреля ливневые дожди и вызванный ими сель оставил семью Мадины Маджидовой без крыши над головой, а представители Самаркандского хокимията до сих пор не дали внятного ответа, где дальше жить семье. Об этом пишет «Самаркандский вестник».

- Дождь шел 65 минут, потоки воды шли и с верхней улицы Менделеева, где все стоки направлены к нам, и со стороны верховья Чашмы, - говорит старший хозяин дома Тохир-ака. - После ливня мы еще три часа стояли по пояс в воде и ждали, когда она сойдет, детей посадили на мебель. Вся постель, одежда, техника, продукты питания оказались под грязной водой и в иле. Потом увидели, как падают стены нашего дома, в котором мы прожили 21 год, переехав сюда когда-то из Сартепо…

В доме №48 проживало три семьи: Худойбердиевы-старшие и их сын с женами и детьми.



- К нам пришли из МЧС и хокимията на следующий день после потопа, - рассказывает Тохир-ака, - всё сфотографировали, посочувствовали, но никаких справок не дали. Потом некоторое время спустя опять пришел какой-то сотрудник из хокимията и спросил, сколько нужно нам средств, чтобы оплатить временное жилье. Тогда я сказал, что 900 тысяч сумов, имея в виду квартиру на одну семью, он "ухватился" за это и нам стали выдавать эту сумму, но ведь у нас три семьи. Ладно, мы с младшим сыном и его детьми проживем в двухкомнатной квартире, а как быть со старшим сыном? Знакомые предоставили им жилье только до июня…

Издание «Самаркандский вестник» отмечает, что согласно Положению о порядке исключения из жилищного фонда жилых домов и жилых помещений в Республике Узбекистан, утвержденного постановлением Кабинета Министров №18 от 20 января 2000 года, хокимият города в обязательном порядке после стихийного бедствия должен был организовать комиссию для определения технического состояния жилого дома, независимо от его принадлежности. Результаты всех технических осмотров внести в акт и передать его собственнику жилого дома. На основании ходатайства хокима города, как гласит нормативный документ, выносится решение о сносе непригодных для проживания жилых домов или жилых помещений. При этом в обязательном порядке должен быть решен вопрос о безвозмездном предоставлении государством жилья гражданам, жилые помещения которых признаны аварийными или пострадавшими от стихийных бедствий. Однако всего этого сделано не было.

- Нам выдали документ о разрушении дома только из махалли "Истикбол", - говорит Мадина, - в хокимияте предлагают то кирпичи, то говорят, что позвоним завтра-послезавтра. Но, как и на какие средства нам строить заново дом, тем более, когда уже нет уверенности, что после ливня нас опять не затопит?
 
Фото: «Самаркандский вестник»