В 2019 и начале 2020 года на одной из популярных платформ Change.org около 90 петиций опубликовали из стран Центральной Азии. Однако на деле онлайн-петиции, размещенные на международных ресурсах, не имеют юридической силы в странах Центральной Азии. То есть напрямую повлиять на решение властей они не могут. Оригинал данного материала опубликован на сайте аналитического портала CABAR.asia.

Так зачем же все подписывают и распространяют онлайн-петиции? Разбираемся.

Я постоянно вижу в соцсетях просьбы подписать онлайн-петиции. Что это такое?

Онлайн-петиция – это электронная форма коллективной просьбы или обращения, которая обычно адресуется органам власти или организациям. Самые популярные платформы для размещения таких петиций во всем мире – change.org, avaaz.org и 38degrees.org.uk.

При этом в Таджикистане сайты change.org и avaaz.org заблокировали после петиций против сноса ряда зданий в Душанбе и за ограничение использования пластиковых пакетов. Однако активисты при публикации онлайн-петиций идут на ухищрения и создают их на заблокированных платформах через VPN.
В Казахстане уже несколько лет заблокирована платформа avaaz.org, после того, там появилась петиция об отставке президента.

В середине июля 2020 года в Кыргызстане заблокировали сайт change.org, после того как там появились две петиции – против нового закона «О манипулировании информацией» и за импичмент президенту. 

В Туркменистане доступ к международным ресурсам для публикаций онлайн-петиций периодически блокируют. На change.org можно найти только одно коллективное прошение, которое инициировали журналисты Alternative Turkmenistan News три года назад. Петиция была направлена против отстрела бездомных животных. Она собрала 6 тысяч голосов.

Зачем они нужны?

Это «мостик», который связывает гражданское общество и власть. Сама по себе она не работает, но это знак заинтересованным публичным лицам. Например, к петиции могут присоединится юристы и помочь правильно составить иск в суд или обращение. Или же политики могут включить этот вопрос в свою повестку и ускорить решение проблемы. Часто СМИ рассказывают о тех или иных петициях, которые вызывают наибольший резонанс. 

Кроме того, количество подписей дает возможность измерить настроения населения по тому или иному вопросу.

А петицию можно создать по любому поводу?

Да, на онлайн платформах change.org, avaaz.org и 38degrees.org.uk. петицию можно создать по любому поводу.

К примеру, в 2016 году на change.org появилась петиция с подписями «за» роспуск сборной России по футболу. Но чаще всего публикуют петиции по экологическим и политическим вопросам.

И это работает?

В 2018 году в Узбекистане разработали портал коллективных электронных обращений  Mening fikrim  («Мое мнение»). Чтобы разместить петицию, нужно авторизоваться и заполнить форму, выбрав одну из имеющихся тем. После подачи обращение проходит экспертизу – не противоречит ли оно законодательству.
Чтобы парламент принял петицию на рассмотрение, обращение должно получить не менее 10 тысяч голосов.

С момента запуска ресурса граждане подали больше 3,8 тысяч коллективных обращений. По данным портала, Законодательная палата парламента Узбекистана рассмотрела семь обращений, набравших более 10 тысяч голосов, и еще две петиции изучены на местном уровне.

Петиция об улучшении охраны деревьев появилась в мае 2018 года и за 12 дней собрала нужное количество подписей. 27 июля она стала первой онлайн-петицией, которую рассмотрела нижняя палата Олий Мажлиса. Парламентарии признали наличие проблем с сохранением древесного фонда, однако поддержали лишь часть предложений, изложенных в обращении.

В той или иной форме Законодательной палатой одобрены обращения об отмене доверенностей на право пользования и управления транспортными средствами между близкими родственниками, установке светофоров с обратным отсчетом времени, предупреждении жестокого обращения с животными и открытии Шахрисабзского филиала Каршинского государственного университета.

К сожалению, в других странах Центральной Азии у онлайн-петиций нет юридической силы – они никак не связаны с законодательством. Некоторые из них все-таки обращают на себя внимание властей. Но чаще всего это происходит, когда они являются частью большой кампании или из-за массового недовольства людей.

Например, онлайн-петиция против добычи урана в Иссык-Кульской области Кыргызстана в 2019 году собрала около 33 тысяч электронных подписей. Лицензию на разведку и добычу урана отозвали. Однако граждане также выходили с акциями протеста в нескольких городах страны и шло бурное обсуждение в соцсетях. Поэтому сказать, что отзыв лицензии – это результат только петиции, нельзя.

А зачем тогда все распространяют и подписывают онлайн-петиции?

Несмотря на то, что онлайн-петиции в Кыргызстане не особо действуют, они являются индикатором настроений народа. Это информация к размышлению для тех, кто принимает решения.

К тому же, простота использования онлайн-петиций вовлекает в политические процессы большее количество людей – тех, кто обычно не участвует в политической жизни.

Но ведь в интернете можно накрутить голоса?

Да, такая возможность есть. Например, чтобы подписать петицию на сайте change.org, надо указать только электронный адрес, имя и фамилию. На этом ресурсе можно отдать свой голос даже без регистрации или же ввести, например, несуществующую почту. И сделать так неограниченное количество раз.

Поэтому в тех странах, где онлайн-петиции узаконили, действуют специально созданные государственные сервисы, где накрутка невозможна. Например, в Германии право отправить петицию в Бундестаг закреплено в конституции. На сайте парламента есть специальный раздел, где любой желающий может создать электронное прошение или подписать уже существующее. 

А чем плохи обычные, бумажные петиции? Они-то, в отличие от онлайн, есть в законе?

Именно в такой формулировке – нет. В Кыргызстане есть процедура народной законодательной инициативы. Для нее необходимо собрать 10 тысяч подписей, чтобы предложить законопроект для рассмотрения в парламенте. Но это трудозатратно. Большое количество людей сложно собрать в одном месте, а делать обход для сбора подписей долго и проблематично. 

В законодательстве Узбекистана говорится, что граждане могут обратиться к власти с заявлениями, предложениями и жалобами, в том числе и коллективными. Однако пороговое число подписей для таких документов не установлено.

В Казахстане можно направить обращение какому-либо ведомству, чиновнику или должностному лицу. Для него не нужно собирать подписи, только правильно оформить и отправить. 

В Таджикистане и Туркменистане также существуют законы «Об обращении граждан». Там под «обращениями» тоже подразумеваются просьбы, жалобы и заявления.

Почему тогда онлайн-петиции не узаконят в тех странах Центральной Азии, где их нет в законе?

В 2019 году в Казахстане Министерство общественного развития предложило законодательно прописать подачу и порядок рассмотрения онлайн-петиций. 
В феврале этого года правительство объявило о разработке сервиса «Е-петиция». Ресурс позволит оставлять голос через электронную цифровую подпись. Работа над сервисом еще продолжается.

В Кыргызстане в апреле 2020 года депутат Аида Касымалиева разработала законопроект об онлайн-петициях. Подписи граждан планируется собирать не на сторонней платформе, а на сайте парламента. Если прошение соберет необходимое количество голосов, то парламент обязан будет его рассмотреть. 
Однако документ не нашел поддержки среди парламентариев и инициативу пока «заморозили».

В Таджикистане и Туркменистане подобный вопрос и вовсе не рассматривался. Ведь если онлайн-петиции будут прописаны в законодательстве, то власти будут обязаны на них реагировать.