Специальная Республиканская комиссия по выработке мер по предупреждению коронавируса и его распространения делает большую работу, чтобы мы с вами не заразились и не представляли угрозу, в первую очередь, для себя и своих близких. Однако, несмотря на неоднократные предупреждения и информационную работу, немало граждан не воспринимают угрозу всерьез, что диктует применение более строгих мер по ограничению передвижения людей.
 
Принимаемые решения сами по себе, возможно, верные, однако, порой складывается впечатление, что механизм их исполнения продуман не всегда детально. Это, конечно, понятно –правительство и все ведомства работают в авральном, аварийном режиме. Поэтому некоторые наблюдения и подсказки, которые удалось собрать в социальных сетях, телеграмм-каналах, возможно, будут полезны для тех, кто принимает ответственные решения.
 
Первое - хотелось бы пожелать, чтобы решения принимались с учетом реалий жизни и бизнеса, а не только из соображений немедленной необходимости. Понятно, что в условиях такого давления событий, когда важно выиграть время для сохранения здоровья людей, на обдумывание деталей и механизмов реализации решений времени в обрез. Однако, необходимо, чтобы все решения принимались продуманно, с обсуждением с привлечением профессионалов.
 
К примеру, постановление Кабинета министров Узбекистана «О дополнительных мерах против распространения коронавирусной инфекции» № от 23 марта 2020 года, где утверждалось, что не допускается отключение интернета и сотовой связи в течение двух месяцев при несвоевременной оплате со стороны абонентов. Первым на него отреагировал сотовый оператор Ucell, который отметил, что услуги в сетях подвижной радиотелефонной (сотовой) связи, предоставляемые ООО «COSCOM» (торговая марка Ucell), не подпадают под действие постановления.
 
За ним потянулись и другие мобильные операторы. Также выяснилось, что и интернет провайдеры тоже собираются исполнять решение своеобразно, т.е. они не будут отключать интернет, однако скорость будет 256 Кб/с, что равносильно его отсутствию.
 
Вероятно, было необходимо создать сотовым операторам и провайдерам некие условия в виде временного освобождения от налогов, платы за пользование диапазоном, или что-то подобное. И тогда требование оказывать услуги без должной оплаты было бы более легитимным, рыночным, тогда операторы и провайдеры, вероятно, пошли бы навстречу Кабинету министров.
 
Также не совсем понятно получилось с ношением масок водителями автомашин. Сначала разрешили водителям не надевать маску, если водитель находится один в салоне, даже если вместе с близким родственником (дома-то все родственники ходят без маски и их микрофлора уже, практически, одинакова), затем МВД объявило, что водителям без маски грозит штраф.
 
Или другой пример недостаточной координации и спешки - заместитель министра юстиции Худаёр Мелиев во вторник в ходе брифинга в Ташкенте, заявил, что «У тех, кто был помещён на карантин или подозревается в заражении коронавирусом, будут временно изъяты мобильные телефоны, аудио- и видеоаппаратура, банковские карты и другие носители информации. Это связано с тем, что данные вещи могут быть носителями вируса».
 
Не совсем понятно, почему решение принимает заместитель министра юстиции, а не представитель санитарно-эпидемиологической службы или министерства здравоохранения. Во-вторых, почему не заставляют снять одежду, обувь, не забирают чемоданы, рюкзаки, сумки. Вирус сохраняется не только на телефонах и банковских картах. Общество на такое заявление буквально взорвалось возмущением и сарказмом.  Никто не подумал, что возникает недоверие и оживают опасения, что «некие» службы вновь начали неконституционные действия против своих граждан. А это сводит на нет усилия команды Мирзиёева, руководства МВД, СГБ, Национальной гвардии создать в обществе гуманный и законопослушный образ силовых структур и спецслужб.
 
Думаю, обычный брифинг с журналистами снял бы многие такие вопросы без возникновения негативных эмоций граждан. Поэтому желательно иметь в Комиссии сотрудника, который ежедневно проводил брифинг с журналистами, отвечал бы на самые острые вопросы. Журналисты хорошо знают мнение своих читателей, и, это позволило бы своевременно вносить коррективы в некоторые решения и отвечать на вопросы, волнующие людей. Такие «встречи» можно устраивать в онлайн режиме, с использованием современных технологий проведения больших конференций.
 
И еще. Решения, которые существенно влияют на обычный образ жизни людей, требуют некоей подготовленности, как населения, так и государственных структур. Запрет на езду в личных автомобилях был, наверное, правильным решением. Однако, его нельзя было объявлять в субботу вечером, всего за сутки до запрета, чтобы народ в воскресенье побежал в магазины и на рынки, а предприниматели побежали в Центры оказания госуслуг, работники которых не были готовы чем-то помочь и сами были в растерянности.
 
Давка, которая возникла у центров государственных услуг, тут же нарушила карантинную меру о том, чтобы «не собираться более трех человек», соблюдение социальной дистанции в два метра и прочие требования.
 
Давка и неразбериха возникли потому, что сам текст решения, сроки, поставленные в нем, были не продуманы в деталях. Трехмиллионному городу, обеспечением продовольствием которого занимаются тысячи предпринимателей дали менее суток на получение разрешительных стикеров. Кроме того, надо было продумать и объявить, какие документы являются основанием для получения стикера. К примеру, курьер, который развозит еду для какой-то столовой должен, вероятно, принести соответствующую справку с круглой печатью. Но как он это успеет сделать в воскресенье, если трудовая книжка у бухгалтера или в офисе, куда никто не может добраться.
 
Много вопросов вызывают так называемые «дезинфекции», если для трехмиллионного города достаточно, чтобы пару раз машины проехали и побрызгали дезраствором несколько проспектов или базаров. Язык, как-то не поворачивается назвать это ничем иным, как недостаточной мерой. В результате город полон машин, возможно, разносящих вирусы всякого вида, отсутствуют надлежащий контроль над дезинфекцией улиц, и непонятно, как все эти решения исполняются.
 
Хотелось бы верить, что у Комиссии первая волна процесса выработки и принятия решений в авральном режиме уже пройдена и дальнейшие решения будут иметь взвешенный характер.

Икром Абдулла