Центральный банк Узбекистана на своем сайте опублико­вал «Краткий обзор о состоянии наличного денежного обращения за 9 месяцев 2019 года»
по сравнению с аналогичными периодами прошлых двух лет. «Оборот наличных денег через банковские кассы за январь-сентябрь 2019 года составил 195,1 трлн. сум и по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился в 1,7 раза». Цифры, приведенные Центральным банком не отвечают на вопросы хорошо это или плохо, почему такое произошло? Попытаемся сделать это в данном обзоре.

Анализ Центрального банка интересен и демонстрирует, что регулятор хочет, чтобы население знало о реальной картине денежного обращения, не удивляясь решениям, которые он принимает, чтобы обуздать инфляцию, рост цен. И это уже, само по себе, отличная новость.

Объем наличных денег в обороте растет соразмерно росту экономики

За девять месяцев трех последних лет абсолютный объем наличных денежных средств в экономике постоянно рос. Если за 9 месяцев 2017 года он составлял 346,7 трлн сумов, то за тот же период 2018 года он составил 392 трлн сумов и в 2019 году уже 452 трлн сумов. То есть, ежегодный прирост относительно предыдущего периода в 2018 году составил 45,3 трлн сумов, а в 2019 уже 60 трлн сумов. Иными словами, объем эмиссии наличных денег растет соразмерно росту размеров экономики, и это хорошая новость. Наконец-то, Центральный Банк не делает из ограничения объема и циркуляции наличных денег «панацеи от всех бед», прекрасно понимая, что все эмитированные деньги (наличные, безналичные), по сути своей, одно и тоже – денежная масса, требующая одинакового регулирования и адекватного отношения.

Натуральный обмен не учтен

Но, с другой стороны, если посчитать на душу населения, то в указанные периоды наличная денежная масса на душу населения приходилась в размере 10,8 млн.сумов, 12 млн.сумов и 13,6 млн сумов, соответственно. Эти цифры, с учетом размера ВВП на душу населения, среднемесячной заработной платы, размера и структуры потребительской корзины, а также наших привычек траты наличных денег, представляются совершенно минимальными показателями.
Почему так? Потому что, даже на сегодняшний день, в городах областного значения, не говоря уже о поселках и кишлаках, люди все еще получают большинство продуктов от своих родственников, живущих в сельской местности: картошка, лук, другие основные виды овощей, бахчевые и некоторые виды фруктов (виноград, яблоки, орехи), молочные продукты входят в этот обширный перечень. Эти натуральные транзакции не учитываются ни в подсчете ВВП, ни в расчете фактической потребительской корзины, ни в обороте денежных средств.

Посещаю многие города, областные центры, поселки и сельские места… Везде одна и та же картина: отцовские дома еще на селе, молодое поколение переехало в города, однако родственные связи остались и они тоже имеют материальное выражение .

Только в крупных городах, где преобладает население, которое уже 2-3 поколения тому назад переехало в эти города, картина иная – преобладает денежный обмен. Во всех остальных местах все еще преобладает натуральный обмен, и он нигде никаким образом не учитывается.

Народ стал больше путешествовать

ЦБ в своем отчете указывает: «Произошли значительные изменения в структуре расхода наличных денег из кассы банков. В частности, доля наличных денег, выданных из кассы банков на покупку иностранной валюты за 9 месяцев 2019 года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года увеличилась с 9,1 процента до 21,9 процента, а снятие наличных денег с банковских карт увеличилось с 6,1 процента до 25,5 процента». Эта тенденция говорит только о том, что наши граждане стали гораздо больше тратить денег на путешествия (наконец-то) и приобретение товаров для себя за рубежом. Именно это не нравится нашей электротехнической, обувной и швейной промышленности, которые всячески пытаются ограничить норму беспошлинного ввоза.

Однако, все мы понимаем, что любое ограничение импорта искусственным способом, желание препятствовать естественным потребностям людей, всегда приводили к печальным последствиям, открывая прямую дорогу к росту коррупции, криминального импорта, социального напряжения в обществе.

Люди все больше предпочитают наличные

В 2019 году была поспешно проведена налоговая реформа и разработчики новых норм всячески подчеркивали, что вводимые меры позволят вывести предпринимательство из тени, сократить объем наличных расчетов и прочее. Результаты за 2 года показывают совершенно иную картину: «В структуре поступлений, поступающих в сфере торговли и оказания услуг, а также в других направлениях, наблюдается снижение доли платежей посредством банковских карт. Так, если в январе-сентябре 2017 года доля поступлений через платежные терминалы, в общем поступлении составила 63,9 процента, то в январе-сентябре 2018 года этот показатель составил 44,8 процента, в январе-сентябре текущего года - 34,9 процента». Такая тенденция говорит о том, что:
  1. при оплате товара или услуг наличными, цена их существенно отличается (пресловутый «нақди асал» - сладкие наличные), в силу разных причин, известных только продавцу;
  2. продавцы товаров и услуг так или иначе предпочитают и вынуждают покупателей платить наличными, используя различные уловки и хитрости, поскольку это им дает возможность пропустить эти деньги мимо инкассирования, а значит, учета их поступления, с целью сокрытия налогооблагаемой базы, сокрытия реализации неучтенной продукции и т.д.;
  3. аппараты, принимающие оплату картами, недостаточно доступны и удобны при  применении, продавцы вынуждены покупать и использовать различные «card readers», вместо одного (UzCard, Humo);
  4. многие пожилые люди «больше верят» наличным, им привычнее считать и контролировать расход наличных.
Вполне вероятно, что все эти факторы имеют свое влияние в отдельности и вместе, о чем и говорят приведенные выше цифры Центрального банка.
 
Абдулла Абдукадиров,
экономист