О качестве импорта, источниках и устойчивости валютных поступлений, причине существенного роста спроса на иностранную валюту. Этой статьей Anhor.uz начинает серию материалов об основных показателях денежно-кредитной политики в Узбекистане на основе материалов Центрального Банка.
===
Публикация «Информация о предварительных показателях денежно-кредитной политики по итогам 2019 года», опубликованная Центральным банком, демонстрирует превышение спроса на иностранную валюту над предложением на 3,8 млрд долларов США, и, может сложиться впечатление, что население не доверяет устойчивости национальной валюты или существует значительный дисбаланс внешнеторгового оборота.

На самом деле, чтобы оценить показатели внешнеторгового оборота, динамики валютного рынка, а также обменного курса национальной валюты, требуется более широкий взгляд на некоторые фундаментальные явления.

Здоровое качество импорта

В структуре импорта по-прежнему существенно преобладает импорт оборудования, товаров и услуг производственного назначения. На их долю приходится чуть более 72% от всех продаж иностранной валюты на биржевом и внебиржевом рынках. Иными словами, предприниматели предпочитают тратить иностранную валюту на приобретение машин и оборудования (более 45% от всех продаж валюты). Всё это в ближайшем будущем даст существенный рост производительности труда и более высокие темпы роста ВВП. Остальные 27% импорта - это затраты на покупку сырья и материалов, на оплату услуг производственного характера. 15% от общего объема импорта это импорт продовольствия и медикаментов. К слову, по итогам 2018 этот показатель составлял 10% от общего объёма импорта. В течение 2019 года этот показатель в абсолютных значениях вырос в два раза - с 1,04 млрд долларов США до 2,055 млрд долларов США, хотя его удельный вес в общем объеме импорта вырос всего на 5%. Ниже рассмотрим причины этого явления.
 
Источники и устойчивость валютных поступлений

Отрицательное сальдо между продажей и покупкой иностранной валюты в условиях экономики Узбекистана является вполне ожидаемым и допустимым. Отметим наиболее важные составляющие:
 
  • В Узбекистане существовал огромный отложенный спрос на инвестиции и обновление производственных фондов. Именно на это справедливо указывает Центральный банк. Однако, этот импорт машин и оборудования, в основном, для строительного и сельскохозяйственного секторов, спрос на продукцию которых отличается сезонностью, нестабильностью и большой ценовой волатильностью;
  • В приведенных цифрах в разделе продажи валюты физическими лицами лишь частично учтены средства, поступающие в страну из-за рубежа от узбекистанцев. При этом общий объем продажи иностранной валюты физическими лицами оценен в размере 3,8 млрд долларов США, тогда как объем поступлений от наших соотечественников только по официальным каналам, по некотрым оценкам, составляет не менее 6 млрд долларов США. Здесь не учтены средства, отправленные на платежные карты, эмитированные банками за рубежом, но используемые узбекскими гражданами, не учтены наличные переводы. Так, где же разница? Очевидно, частично в приросте вкладов в иностранной валюте и местной валюте, поскольку, как уточняет ЦБ сумма остатков на депозитах юридических и физических лиц в банках за 2019 год выросла на 22 176 млрд сумов, составив в абсолютном размере 91 304 млрд сумов или дав прирост на 32,08%. Депозиты населения при этом составили 20 600 млрд сумов;
  • Совокупный положительный баланс операций с иностранной валютой между банками и населением составил 2,0 млрд долларов США, т.е население больше продает, чем покупает и нет еще сильной тенденции «накапливать только в иностранной валюте». Соответственно, речь идет только о продаже валюты юридическим лицам, большинство из которых, как раз предприятия различной формы собственности, но участвующие в реализации государственных инвестиционных программ, крупные структурообразующие государственные предприятия. Этот спрос и вызванный им дефицит может быть спокойно покрыт за счет продажи монетарного золота, что и делает ЦБ;
  • Резервы монетарного золота в стоимостном выражении выросли с 14 640,74 до 15 838,05 млн долларов США. Однако, в физическом объеме размер монетарного золота в составе золотовалютных резервов (ЗВР) сократился с 11,42 млн тройских унций до 10,88. Увеличение стоимости произошло только за счет существенного роста цен на монетарное золото;
  • Цены на продукцию основных отраслей, драйверов экспорта – золото, медь, природный газ, уран, цинк, сельскохозяйственная продукция, текстиль, фармацевтика в ближайшее время не подвержены существенной волатильности в силу изменения каких-то глобальных факторов спроса и предложения. Ожидаемое изменение/снижение цен по отдельным позициям будет перекрыто динамикой/повышением цен у других позиций. Это существенный фактор стабильности для экономики.
Что настораживает

Прежде всего, настораживает главная причина существенного роста спроса на иностранную валюту – рост объема денежной массы. По сообщению ЦБ «В 2019 году совокупная денежная масса выросла на 13,8% и составила 91,3 трлн. сум, а денежная масса в национальной валюте – на 14,4% (62,8 трлн. сум)».

Второе, существенный рост затрат на покупку медикаментов и продовольствия в ущерб затратам на покупку оборудования и сырья для производственных целей. Причины этого в следующем:
  • Ограничение выдачи коммерческих кредитов и повышение кредитных ставок сделало практически невозможным покупку основных средств, особенно, в частном секторе. По-существу, только импортеры, работающие в рамках государственных инвестиционных программ и государственных социальных программ, имели возможность покупать основные средства; 
  • Налоговая реформа 2019 года существенно сократила объем оборотных средств предприятий, снизила маржинальность деятельности, что привело к отторжению и к отсрочке инвестиционных программ, прежде всего, субъектами МСБ;
  • При существующих условиях национальные производители продовольственных товаров и медикаментов не смогли выдержать конкуренцию с ценами и условиями реализации импортируемых продовольствия и медикаментов. Образовавшийся ценовой дисбаланс, сделал импорт многих конкурирующих позиций более прибыльным по сравнению с внутренним производтством.
  • И, наконец, это уже известное явление, - когда граждане не могут инвестировать, они высвободившиеся средства, прежде всего, направляют на потребление и укрепление здоровья.
КОГДА НЕТ ВОЗМОЖНОСТИ ИНВЕСТИРОВАТЬ, ВЫСВОБОДИВШИЕСЯ СРЕДСТВА НАПРАВЛЯЮТ НА ПОТРЕБЛЕНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ
 
Третье. Есть признаки, что правительство, не отладив всеобъемлющую систему учета и обслуживания внешнего долга, стало «увлекаться» заимствованием, что может обернуться неприятным сюрпризом в самый неподходящий момент. Парадоксально, но мы еще не знаем, что именно подразумевает Министерство финансов под понятием «внешний долг». Входят ли туда гарантии, выданные от имени государства, долги всех государственных предприятий, резервы и платежи по обслуживанию всех государственных долгов и долгов государственных предприятий и учреждений? Это аналитикам неизвестно, поскольку до настоящего времени нет точной расшифровки упомянутого выше понятия;

Четвертое. Наблюдается растущий дефицит ликвидности банков, а также тенденция увеличения доли государства в уставном капитале государственных банков путем «прощения» ранее выданных кредитов либо прямого вливания денег. Недавний пример увеличения государственной доли в уставном капитале акционерного коммерческого банка «Қишлоқ қурилиш банк» за счет задолженности банка перед государственным бюджетом в размере 780,5 млрд сумов не внушает оптимизма. Это может привести к неустойчивости положения банков, и, далее к волатильности на рынке иностранной валюты.

Именно в указанных направлениях и таятся самые большие сюрпризы, которые могут оказаться и неприятными. Впрочем, есть уверенность, что Центральный Банк видит и оценивает эти риски. Однако, без реальной помощи правительства в ограничении объемов вливания средств в экономику Центральный Банк не добьется желаемых результатов.
 
Абдулла Абдукадиров,
Колумнист